• Рубрики

Новые сценарии для бюджета

Всем доброго дня.

Похоже, основным пунктом экономической повестки апреля станет изменение бюджета – и федерального (поправки приняты в первом чтении), и краевого (поправки внесены на рассмотрение в ЗС), и городского (поправки ожидаются к 7 апреля). Причины такого массового пересмотра понятны – бюджеты всех уровней утверждались ещё в старых сценарных условиях (доллар — 37 рублей, нефть – 100$ за баррель, рост ВВП и фонда оплаты труда и т.п.). Сейчас необходимо привести бюджеты в соответствии с новыми реалиями.

В ожидании поправок в бюджет городской в этом смысле важно посмотреть и оценить итоги социально-экономического развития за два месяца 2015 года, благо что они недавно опубликованы Пермьстатом http://permstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/permstat/resources/73cab78047befae0a702a7ed3bc4492f/доклад_ПК_0215.pdf. Статистика, конечно, в целом по краю, но по Перми, во-первых, цифры за два месяца ещё не опубликованы, а во-вторых, судя по январю, по многим показателям ситуация в краевом центре даже острее, чем по региону.

Итак, прежде всего – экономическое самочувствие домохозяйств, граждан. Основной источник доходов – зарплата (данные пока только за январь) – осталась практически неизменной по сравнению с январём 2014 года (+0.8%) и составила 25.826 руб. Поскольку   инфляция всё это время не стояла и составила 14.2%, реальная зарплата к январю 2014 сократилась до уровня 88%. Интересно построить ряд за более длительный период

Динамика ИПЦ и зарплаты

Полагаю, из всех сегодняшних проблем самой главной является именно снижение уровня реальных доходов населения.

Как экономически ведут себя наши граждане в этих условиях? Ответ в общем очевиден – начинают меньше тратить. А поскольку сократить потребление «обязательных» жилищных и коммунальных услуг невозможно (они  выросли на 3.5% и 9.3% соответственно) – то весь объем сокращения приходится на счет качества жизни. Розничный товарооборот сократился в феврале в сопоставимом виде до 88.5%, при этом по продуктам питания – до 85.7%, по  общественному питанию – до 74.8%.

Обращает на себя внимание рост оказанных платных услуг – 110.2%.  Видимо, люди стали больше ремонтировать, красить, шить, чем покупать. Интересным фактом на этом фоне является рост расходов на культуру – 109.9%

Дальше.  Сокращение потребления вызвало, естественно, сокращение производства товаров потребления: текстильные и швейные изделия -79.7%, пищевые продукты -84.5%.

Однако поскольку на сокращающемся рынке предприятия меньше вкладывают  в развитие (инвестиции в основной капитал за 2014 год снизились до 81% от уровня 2013 года), то основное падение производства пришлось на промышленность, производящую товары инвестиционного цикла: электрооборудование -63.6%, транспортные средства -68.6%, машины и оборудование -78.4%.  Общий индекс промышленного производства в феврале – 96.7%.

Понятно, что бизнес в этой ситуации начинает сокращать издержки. И снижение объёмов производства товаров и услуг  прежде всего влечет высвобождение занятых. Число замещённых рабочих мест сократилось на 1.9%, что перестает казаться незначительным в абсолютном выражении – 13 тысяч человек по сравнению с январем 2014. Частично это совместители, работающие пенсионеры, трудовые мигранты, покинувшие регион. Многие ищут работу самостоятельно. Однако более 4 тысяч встало на учет в службе занятости. Число вакансий за это же время сократилось на 10 тысяч человек. Если в феврале 2014 вакансий было на 10 тысяч больше, чем зарегистрированных безработных (37.938 и 27.698 соответственно), то в феврале 2015 – уже на 4.5 тысячи меньше (27.237 и 31.729).

Понятно, что самим бюджетам будет непросто в этих условиях сбалансироваться, сохранить эффективность, определить приоритеты. Прежде всего нужна открытая и объективная оценка ситуации, понимание своих возможностей. Очень характерно в этом смысле поступила федеральная власть: бюджет страны по доходам сокращается на 17(!)%. http://www.kommersant.ru/doc/2697126

Простых и универсальных рецептов при этом нет, их надо вырабатывать сообща.